Галерея онлайн

Галереи

Худграф

Артесания

Артманеж

Галерея Манеж
 
 
Галерея Манеж
 
   
 
ПАЛОМНИЧЕСТВО В СТРАНУ ВОСТОКА

Комелин Анатолий
Ян Татьяна

ПАЛОМНИЧЕСТВО В СТРАНУ ВОСТОКА

15 мая - 20 мая 2007

Искусство Татьяны Ян – это искусство после истории и после искусства. Оно уже не претендует на преображение мира, присущее классической живописи или на его изменение, манифестированное модернистским направлением. Это взгляд пилигрима, который перемещается не столько в пространстве, сколько во времени, и готов задержать меланхолический взгляд как на египетских руинах, так и на увядающем гранате. Может быть, именно поэтому картины Татьяны напоминают фотоснимки путешественника, но не приемом, а взглядом, принципиально фрагментарным. Изысканность сюжетов художник умеет благородно погасить шероховатостью мазка, необязательностью (видимой) компо-зиции. Последние работы Татьяны написаны под влиянием путешествий в Каппадокию и Египет, хотя я назвал ее путешественницей во времени. Но здесь нет противоречия. Воз-можно, именно в этих местах время перестает существовать, позволяя выбраться из дур-ной бесконечности повседневности.

Ее взгляду свойственна благородная меланхолия, вызванная трезвой оценкой по-ложения дел – мир распадается. Однако в умирании, как отмечает философ Татьяна Гори-чева, есть особая аура, позволяющая смыслам мерцать из-под ставшей слишком хрупкой внешней оболочки. Мир действительно фрагментарен, и современному художнику уже не под силу его собрать. Но в каждом осколке мы способны еще увидеть величие Божествен-ного творения, позволяющего размышлять о первозданном замысле. Живопись Татьяны Ян может в этом помочь.

Богдан Мамонов.

Татьяна Ян родилась, живет и работает в Москве.

В 1987 году окончила Московский Полиграфический Институт

C 1993 годa член Московского Союза Художников.

С 1992 года основное внимание уделяет станковой живописи и участвует в выста-вочных проектах как живописец.

С 1998 работает и как графический дизайнер. Оформляет альбомы по искусству, художественную литературу, рекламную продукцию, театральные плакаты.

В 2000-2001г.г. принимает участие в росписи храма Малое Вознесение на Никит-ской ул. в Москве (совместно с И.Старженецкой и А.Комелиным)

В 2001 году оформляет спектакль Театра на Таганке «Со-крат/Оракул»,- режиссер Ю.Любимов.

В 2006 году награждена серебряной медалью Российской Академии Художеств.

Современный минимализм и архаика неразрывно сплетаются в творчестве Анатолия Комелина. Первая мысль, которая возникает при взгляде на его, - это, пожалуй, мысль о древности. О древности искусства скульптуры и мастерства скульптора. А еще о том, с какой органичной и естественной непосредственностью воспринимает и отрабатывает эту древность скульптор, родившийся в середине XX столетия и начавший работать во второй его половине. В его скульптурах простота обводов греческой архаики, суровая пластика искусства древнего Востока. Н Комелин не любит и не терпит излишеств - ни в слове, ни в мысли, ни в скульптурной форме. Потому и возвращает скульптуру в то первозданное, почти первобытное состояние, в котором она была внятна, честна, убедительна и скорее отражала глубину и адек-ватность образа, нежели поражала проработанностью поверхности.

Мистический педантизм

История нашего знакомства в стиле модной современной литературы. Сюжет сложился так: в 2004 году, работая в Каире, узнаю из новостей, что в Москве горит Большой Манеж, позже это событие связывается с погибшей в том пожаре выстав-кой «Путь в Каппадокию» художника Татьяны Ян, которая в Каппадокии никогда не была. Затем, уже в 2006 обстоятельства складываются так, что мы знакомимся с Татьяной и едем вместе в Каппадокию в составе одной группы. Позже я организовы-ваю поездку в Египет, в которой она тоже принимает участие, и вот теперь, замыкая всю эту череду событий, я пишу текст для ее выставки «паломничество в Страну Вос-тока».

«Мистический педантизм» - так, на мой взгляд, можно было бы охарактеризовать творческое кредо или творческий метод Татьяны Ян, который в целом обозначает и ее творческий путь. Это сочетание интуитивного выражения в своих работах неких кратких сообщений о Высшем с жестокой селекцией средств выражения. Это стержневое стрем-ление позволяет ей без устали год за годом кружить над одной и той же «натюрморт-ной» темой, за «добычей» тех необходимых элементов нужных для совершенного «про-изношения». Это ощущается лишь подспудно, для окружающих это красивый захваты-вающий полет...

Ее ключевой художественный инструмент именно цвет, а не линия, не фактура и даже не композиция. Во многих вещах определенный локальный цвет занимает откро-венно доминирующее положение. Это ощущение возникает от его убедительной и запо-минающейся самодостаточности, которая позволяет даже сказать: «цвет из «Натюрмор-та с коптской тканью»... Выделяются три цвета, обладающие таким самостоятельно сим-волическим звучанием: оранжевый, переходящий в кирпичный, синий и желтый, сильно разбеленный, опять же проще охарактеризовать его, «как в «Больших тюльпанах»».

При вглядывании в некоторые работы Татьяны Ян закрадывается впечатление, что сюжетная линия для нее вторична и является лишь поводом полепить, как глину, тот или иной цвет. Эти художественные предпочтения косвенно подтверждаются включением в ткань живописи фрагментов древнеегипетских рельефов и каппадокийских росписей, иорданских мозаик, древнерусских фресок и икон. И здесь эти «цитаты» играют, по мо-ему мнению, роль цветовых камертонов, которые художнику жалко потерять, и потому она вплетает их в сюжетную линию.

Что на сегодняшний день формально, т.е. видимо составляет сферу ее сюжетно-предметных интересов, помимо цитат древнего искусства? Прежде всего, это цветы и плоды. В большей части работ сюжет сводится к одному предмету: к Чаше с фигами, Гранату, Ирисам. Эти холсты представляют особый интерес, в них художник борется за создание предмета-символа, объект максимально укрупняется, обобщается, лишаясь всяческой деталировки и объемности, приобретая иероглифическую знаковость.

Удивительно, что, лишаясь телесности, предметы приобретают еще большую жиз-ненную силу. Здесь особую роль играет то, что остается за рамками холста, это присут-ствие некоего метафизического Героя, Которого художник интуитивно узнает по тем ПРЕДМЕТАМ, что встречает на своем пути. Если в своих ранних сериях Татьяна давала конкретное указание на сверхчеловеческое бытие, то теперь, в последних работах пате-тика вневременного инобытия, или вековечности пресуществляется в основную интригу. Ведь невозможно поверить, что это просто натюрморт. Прежде всего, ловишь себя на мысли, что или Кто стоит за этим холстом? Горожанин забытых городов, хранитель фа-раоновских сокровищ, насельник каппадокийских монастырей, или…

Кто Ты, Чужестранец?

Александр Горматюк

…отправляясь в небольшое путешествие, все равно куда,
ты как будто просыпаешься.
Кэнко-Хоси. «Записки от скуки».

Она садовница. Её сад расположился на краю деревни, и окружает дом, из окон ко-торого открывается чудесный вид на слегка всхолмленные луга, поля, узенькую, но бодрую речушку, за которой самый настоящий лес, а уж за ним, бесконечные дали с монастырями, городами, сёлами, озёрами и морями.

В центре этой пахуче-цветной и жужжаще-стрекочущей вселенной, на границе между яблоневым садом и начинающимся сразу за забором обрывом, стоит крошеч-ная мастерская художника, одна из самых уютных на свете. Здесь Таня находит свои гармонические живописные формулы. Она явно напоминает математика, ищущего в простых сочетаниях чисел проявления, отражения абсолютного. Ограничивает свои средства выражения, чтобы избежать двусмысленности и максимально сужает живо-писную задачу, чтобы нельзя было спрятаться за красивой неточностью. Старательно и последовательно избегает сложных композиционных построений, чтобы торжество простоты стало очевидным.

Она путешественница. И чем больше ездит, тем более автопортретными стано-вятся её работы. Это поездки-экспедиции в поисках то Китежа, то Эльдорадо, ворота в которые могут оказаться в заброшенной на краю человеческой истории арабской деревне среди цветных тряпок, выброшенных на свалку. Она привозит из этих путе-шествий впечатления: семена, зерна, ростки и сажает их в своем саду.

Её подруга однажды в шутку обвинила её в перфекционизме, ибо всё, что попа-дает в поле Таниного зрения и в сферу её интересов, должно нести хотя бы отпечаток совершенства, хотя бы лёгкий отблеск его. Будь то пол в собственной квартире, куп-ленная на каирском рынке шаль или украшенный разбросанными осенними листья-ми праздничный стол в День её рождения, как раз пришедшегося на день осеннего равноденствия. Я говорю: как раз, потому, что она производит впечатление человека замечательно уравновешенного и мирного.

Слова, определяющие её как личность и как художника, все мужского рода. Во-левое начало её творчества, при всей его эмоциональности, бросается в глаза. Иногда её пластические или колористические поиски кажутся или выглядят слишком прямо-линейными, но большей частью они становятся открытиями, и тогда все вопросы ис-чезают. Мне всегда интересно, о чём она думает, когда не говорит, а пишет или воз-делывает свой сад? В этом саду всего очень много. Есть старая большая теплица, за беседкой разноцветнейшие мальвы образуют огромную клумбу посреди идеально выстриженного газона, окруженного пунцовыми и белыми розами. Но всё же стоит пройти под низкими яблонями, чтобы открыть дверь в мастерскую алхимика (опять слово, имеющее только мужской род), где она выращивает свои самые драгоценные цветы. Её живопись интеллектуальна, но интеллектуальность эта не однобока и не холодна. Она является составной частью того настоящего искусства, которого во все времена было мало. И тем оно драгоценнее.

Сергей Шихачевский

ПРОСТЫЕ ФОРМЫ

Прозрачная Таня Ян в античных одеждах.
Хрупкая, бьющаяся, с лучезарной улыбкой, изящная и подвижная.
Любит гонять на машине, по ухабам, скорость не снижая.
Вся такая воздушная, почти земли не касается.
Но когда берется за кисть – куда все это девается?

Твердость руки, плотность, и воздух материален, никаких полутонов, недосказок – яс-ность. При этом все дается не просто так. Результат борьбы с пространством, многократ-ных кардинальных изменений, битва стенка на стенку. Это дорогого стоит. Статичность и завершенность, сгущенность материи. Небо так же густо, как глинобитная стена.

Египет решается двумя-тремя цветами, двумя-тремя предметами.
Солнце, песок, плоды – дар богов.
Стойте в молчанье кругом: освящаем поля мы и жатву.
Чинный свершая обряд, древле завещанный вам.

Античный театр предметов, ясные простые формы, мажорность.
Виноград, гранаты, инжир. Утверждение полноты жизни, форсированная материя.

Грей, о, Надежда, меня и грудами сыпь урожай мне,
Полными чашами лей сусло густого вина. (Альбий Тибулл)

Ирина Старженецкая

….Я присоединился к паломничеству в Страну Востока, то есть по видимости к некоему определенному начинанию, имеющему место сейчас, и никогда более, однако в действи-тельности, в высшем и подлинном смысле, это шествие в Страну Востока было не просто мое и не просто современное мне; шествие к истоку света текло непрерывно и непрестан-но, оно струилось через все столетия навстречу свету, навстречу чуду, в вечном потоке душ, в вечном устремлении духа к своей отчизне к утру, к началу. «Так куда же мы идем? Все туда же – домой».

….наша Страна Востока была не просто страна, не географическое понятие, но она была отчизной и юностью души, она была везде и нигде, все времена составляли в ней единство вневременного.

Герман Гессе. «Паломничество в Страну Востока». Перевод С.Аверинцева

Красота – «цветение бытия» (Плотин) – саморазвертывание вовне плотной бытийной со-средоточенности.

«Реальность» так же не похожа на «бытие», как «ценность» - на «совершенство», или как «предмет» - на «вещь». Вещь имеет бытие и держит его при себе, предмет имеет реаль-ность и предъявляет ее созерцающему субъекту…

Быть – верховное преимущество Бога и это свое преимущество Он по своей благости да-рит всему сущему. Именно уделенное вещи присутствие Бога есть основание ее бытия.

С.Аверинцев

Человек призван был назвать, наименовать все вещи. Имя в Библии – есть выражение сущности данного существа, понимание его назначения и смысла. Таким образом назвать, наименовать вещь – это значит раскрыть смысл и назначение, данное ей Богом. Это зна-чит ответить Богу пониманием, принятием, обладанием. Это значит принять дар. Поэтому в Библии хвала, поклонение и благодарение суть не только слова и акты культа, а сама глубина, сама изначальная форма жизни. Бог благословил мир, благословил человека, бла-гословил день седьмой, то есть время; и это значит, что Он все существующее наполнил своей любовью, своей «добротой», все сделал «добро зело». Так что естественная реакция человека, ответ его на этот дар жизни и мира – это благодарение и радость. Человека в первую очередь нужно назвать homo adorens, то есть человек благословляющий, благода-рящий и радующийся. Человек преображает жизнь мира, делая всю ее общением с Богом.

О. Александр Шмеман

…художники делятся на тех, кто изображает вещный мир, и тех, кто, отталкиваясь от вещности, творит картины. Видеть, осязать вещи – значит определенным образом мыс-лить их. «Вступив на землю, вступаешь на перепутье ста дорог». Каждая вещь и есть та-кое перепутье: ее жизнь, ее бытие – это совокупность отношений, взаимных влияний… В росте травинки соучаствует все мироздание.

Хосе Ортега-и-Гассет. «Адам в раю»

Издание этого каталога стало возможным благодаря участию мебельного салона КАРАКОЛЬ

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Экспозиция

Экспозиция
Комелин Анатолий
Экспозиция

Арабская кофейня
Ян Татьяна
Арабская кофейня

инжир1
Ян Татьяна
инжир1

ЛИЛИЯ
Ян Татьяна
ЛИЛИЯ

Лимоны и гуава
Ян Татьяна
Лимоны и гуава

орнамент
Ян Татьяна
орнамент

орнамент2
Ян Татьяна
орнамент2